Мелкая шалость непрошеного гостя.

Мелкая шалость непрошеного гостя.

— Пусти! Немедленно выпутай меня из этих сетей! – По всему дворцу разносились крики самого главного бога Олимпа – Купидона. – Вытащи меня отсюда! Ты в своём уме? Я буду жаловаться!!!!!!!!! – Голос превратился уже в визг.

А кому было слышать его жалобные вопли? Всего лишь одной как оказывается особи, которая пожелала поселиться во дворце Купидона не как гость, а как полноправный владелец без единого на то права.

Посейдону.

Едва переступив, порог дворца бога любви этому повелителю морей вздумалось, схватить ничего не подозревающего хозяина дома за крылышки и пока последний, пришёл в себя, нежданный гость набросил на него золотую сеть (он ею часто ловил особенную рыбу), и подвесил ценную «дичь» под самым потолком.

Теперь же орудие ловли вполне подходило для «мальчика с луком»….такое тоже бывает.

— И кому ты хочешь пожаловаться, моё милое создание с перьями? А? — Непрошенная особь улеглась по удобнее на прекрасном ложе с золотыми подлокотниками и с наслаждением даже прикрыла глаза. Ещё бы вот этот под потолком в сетях не действовал ему на нервы своим пронзительным голоском, так Посейдона всё и устраивало бы. Ух. Надоедливый сразит ель сердец, и взялся же он на его голову.

Мелкая шалость непрошеного гостя

Купидон на минуту задумался.

И в правду. Кому он пожалуется?

Никому. Но что-то же надо было кричать, когда силой овладели его домом и отобрали волшебный лук.

Он и сам это хорошо понимал. На помощь никто не придёт.

Тут на Олимпе каждый за себя и хоть кричи не кричи – вопли о помощи и задушевные крики останутся не тронутыми холодными сердцами небожителей.

Увы. Надо что-то придумывать, как выпутаться.

Но что?

Бог любви подпёр ручкой подбородок и искоса взглянул на наглого захватчика собственной территории. Что он будет делать, дальше и зачем этот вот, вселился не в своё жилище?

— Понимаешь? – Внезапно разоткровенничался Посейдон. – Тут вот какое деликатное дело. Ну, я ведь не со зла. Честное слово. Просто вот климат мне на дне океана не совсем подходящий, сырой. И я всё не могу избавиться от этой надоедливой простуды. – И чтобы это подтвердить он громко почистил свой раскрасневшейся нос, да так, что гул со дрогнул весь скромный дворец пленника. – А здесь ничего, тепло, сухо и вполне сносно. Ну, может немного не так роскошно, как у меня, но климат то другой, и я сразу же его ощущаю …носом. – И гость тут же довольно почесал себе огромное брюхо. – Ты главное не сердись. – Ну, погостит у тебя повелитель морей. Так ты рад будь гостю. Не каждый раз тебе выпадает такая удача.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Угу. – Буркнул Купидон. – Только где это видано, чтобы гости подвешивали хозяев в сетке?

— Так в золотой сетке. Не забывай. Я только избранных в неё ловлю.

— А, почему ты ко мне то пришёл? Ну что у нас не к кому больше в гости напроситься? – Удивился бедненький мальчик.

— Так к кому напросится? Шутник. Тут ведь подумай ну кого я могу вот так поймать и подвесить как тебя? Аполлона? Афину? Деметру или Ареса? Да они же со мной войну начнут и всполохнут океан, а мне не зачем это. А ты подходящий, маленький и безвредный. Ты пока повисишь тут, а я подлечу мою простуду, приведу в порядок нервы, а потом высвобожу тебя. Ну не всю же жизнь тебе тут трепыхаться. Не переживай.

Купидон взялся было что-то там возразить, а потом вспомнил, что силы тут неравные и пока он не придумает, как ему проделать в сетке дырку – ничего не получиться. Посейдон что захочет, то и будет делать.

Мелкая шалость непрошеного гостя

Однако не прошеный гость чувствовал себя так хорошо, что вовсе забыл о хозяине дома, то есть, что тот не просто томиться под потолком, но что тому что-то и есть полагается.

Так первые дни повелитель сердец вырывался, брался раскусить неподатливую сетку зубами, а вскоре, просто перестал, сопротивлялся. Силы угасали час за часом.

— Послушай-ка Посейдон. – Уже вяло промямлил хозяин дворца. – Может пленника угостить время пришло? Ты что позабыл правила приличия?

— Это ты позабыл правила приличия, мой дорогой мальчик. Это кто кого угощать должен ты меня или я тебя? Вообще — то еда мне предназначается, я ведь гость, которого обязанность хозяина потчивать. Вот. А ты стал меньше надоедать мне. Молодец, смирился с Посейдоном, а то поначалу сколько – то недовольства было. Ух, какой ты негостеприимный хозяин. Просто ужас!!!!!!!!!

Повелитель морей быстро вжился в роль хозяина, и к слову сказать, в полном смысле этого слова.

Кто бы мог подумать, что морской владыка возьмёт в руки лук Купидона и станет пускать стрелы куда душе угодно и в один день случиться неладное….

А было всё так.

У Купидона было множество крошечных помощников, которые подлетали и шептали ему на ухо о достигнутых целях, и кого поразили стрелами.

И вот в один такой день один из посыльных заставил забыть бога любви, что его не кормили вот уже четыре дня, что его силы на исходе, и что у него на прочь кончились идеи чем порвать эту жуткую сетку.

— Ты что натворил? Ты куда стрелял? И где ты взялся на мою голову, криворукий Посейдон? Только твоего ума, что подвесить меня в собственном дворце, и творить, что тебе в голову взбредёт! Ты зачем дважды выстрелил в юношу? Теперь он будет любить двоих!!!!! Вот погоди, выберусь отсюда и тогда задам тебе хорошей трёпки, не прошеное создание!!!!

И вот в момент дикой ярости и необузданной злости, когда хозяин дома затрепыхался с утроенной силой, золотые нити таки не выдержали и наконец, треснули.

Ура! Свобода!

Мелкая шалость непрошеного гостя

А тем временем на земле……

Это была пышная и красивая свадьба.

На бракосочетание сына знатного римлянина прибыло много народу, чтобы полюбоваться красивой парой – молодым статным юношей и его прелестной невестой.

Молодожёны обменялась кольцами и произнесла слово «да».

Теперь они муж и жена.

Теперь они вместе пойдут по жизни рука об руку…. Их поздравляют, восклицают их имена и пьют за их здоровье.

Гости веселятся, танцуют и водят хороводы, однако сердце молодого человека не спокойно.

Его глаза ищут в толпе кого-то и не находят.

Он уже теряет надежду найти….

Кого он потерял? Что его беспокоит?

— Ты взволнован, Максимиллиан. Что с тобой? Кого ты пытаешься увидеть? Разве ты уже не встретил ту, что рядом с тобой, и стала твоей женой? – Тут же взволновался его друг, Мартиан.

— Я не могу посмотреть на неё, друг мой. Где она? Почему мои глаза так далеко от неё? — Новобрачный готов был уже расплакаться.

— Да кого же? Кого ты потерял, что чувствуешь себя таким несчастным не видя ….кого? — Мартиан с изумлением посмотрел на друга детства. — Кто она? Ты что влюблён в другую? А как же Октавия? Ты её больше не любишь?

— Октавия рядом и моё сердце принадлежит ей, но оно так же разрывается, потому, что не видит другую – Присциллу – эту прекрасную деву, с тонкой талией, длинными каштановыми волосами и голубыми глазами – она пленила меня. Я отдал ей свой покой, свою душу и она отобрала половину моего сердца …..

Мелкая шалость непрошеного гостя

Мартиан со страху оглянулся по сторонам, дабы их никто не услышал.

— Ты с ума сошёл. Октавия принадлежит к знатному роду, они богаче даже твоей семьи, и ты хоть представляешь, каков, будет скандал, когда они узнают, что ты вздыхаешь по Присцилле? Ведь её род никогда не примет твоего развода с женой и женитьбе на их дочери.

— Но разве я обмолвился хоть словом, что мне больше не нужна Октавия? Я испытываю к ней нежные чувства, её любовь тешит мою душу, однако возможно ли забыть Присциллу? Я болен ею, я терзаюсь в муках, я страстно желаю любить её. Я счастлив только тогда, когда вижу их обеих и в то же время несчастен, что не могу сказать им, что нуждаюсь в одной и другой, что не вижу смысла моей жизни, если они не рядом. Что со мной?

Друг детства только с ужасом посмотрел на Максимиллиана.

— Впервые я слышу такое, неужели боги так посмеялись над тобой?

— Они терзают моё сердце в клочья. Я с ужасом представляю себе тот день, когда возлюбленные узнают о моих чувствам к ним и оставят меня в одиночестве навсегда. – Новобрачный посмотрел на своего друга глазами, полными неподдельного страха.

— Я помогу тебе не выдать себя, Максимилиан. С детства мы были дружны, и всегда стояли друг за друга горой. – Он взял его за плечи и сильно стиснул их пальцами.

— Спасибо друг. Ты даже не можешь себе такого, представить, в какие муки я ввергнут, и что могу испытывать каждую ночь.

Тем временем Октавию кто-то осторожно, но настойчиво взял за локоть и отвёл в сторонку по дальше от мужа. Это была Фелисия – близкая подруга невесты, немного старше Октавии, давно замужем, однако девушка дружила с ней довольно давно.

— Посмотри вон туда. – Указала женщина в сторону фонтана.

— И что я там увижу? – Удивилась Октавия.

— Посмотри на Присциллу, а теперь посмотри, как на неё смотрит Максимиллиан. – Её голос задрожал от волнения.

Мелкая шалость непрошеного гостя

Невеста нахмурила брови и взглянула поочерёдно то на мужа, то на знатную римлянку.

— Как давно ты знаешь об этом?

Фелисия отвела в сторону глаза.

— Он встретил вас обеих в одно и то же время и полюбил. Максимиллиан не может отвергнуть ни тебя, ни её, только к ней он не в силах приблизиться никак. Любит её из далека. И тебя тоже одинаковой любовью.

Октавия почувствовала, что на неё рухнул мир. Она с трудом нашла в себе силы, чтобы взять себя в руки и не обрушить весь свет на головы своего новоиспечённого мужа и ни в чём неповинной Присциллы в день собственного бракосочетания.

О!!! Что она только не чувствовала с этого дня.

Жизнь перестала быть радостной. Её душа погрузилась в сумерки и впредь не покидала того пристанища.

Всё кончено. Её предали……

Так прошёл месяц, а Фелиция приносила неутешительные новости – Максимилиана часто видели у дома Присциллы. Он стал там уже завсегдатаем.

Муж был нежен и любящим дома, но не мог быть слишком долго, и покидал дом, чтобы хоть краешком глаза увидеть причину его другой мучительной любви…..

Мелкая шалость непрошеного гостя

Октавия была бессильна. Жизнь больше не радовала её, а присутствие любимого не вызывало ничего, кроме отвращения.

Как он может говорить ей красивые слова и тут же бежать к другой, чтобы сказать ей тоже самое и подарить ту же любовь?

Как?

— Он проводит с ней ночи. – В тот день Октавия не узнала голоса своей задушевной подруги.

— Мне это известно, ведь иногда моё ложе остаётся не согретым ним. – Глухо проронила Октавия.

— Ты должна поговорить с Присциллой. Ведь невозможно всю жизнь страдать и убиваться. Это ведь подобие ада.

Мелкая шалость непрошеного гостя

И вот молодая женщина стоит на пороге виллы соперницы. Бесстрастно ожидает прибытия хозяйки и когда пред ней появляется прелестная женщина с каштановыми волосами и голубыми глазами – Октавия всего лишь роняет одну фразу:

— Мы любим с вами Максимиллиана.

Присцилла оставалась спокойной.

Безусловно, она знала, чьим мужем является её возлюбленный. Молча кивнула головой и предложила зайти во дворик.

— Я ожидала вашего прихода рано или поздно. Но вы должны понимать, что он любит нас обеих одинаковой любовью и с этим не может совладать. Однажды я проснулась ночью и застала его за письменным столом, когда он писал стихи о пылкой любви — но это были стихи о вас, а не обо мне. Максимилиан может часами говорить о своей жене, без престранно восхищаясь достоинствами, обладающими не каждой женщиной.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Сегодня утром рабы показали мне комнату с великолепной мраморной статуей. Каждое утро муж приходит туда, дабы украсить каменную голову женщины венком из свежих цветов, она очень похожа на вас. – Октавия пытливо посмотрела на хранящую спокойствие Присциллу.

Неужели он сумасшедший и сводит с ума нас также? Максимиллиан ведь только ранит нас своими поступками.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Разве мы можем с этим что-то поделать? Я сопротивлялась, закрывала перед ним двери, не пускала на порог, и он проводил ночи у моего дома, иногда спал просто на земле, и молил о простом…..только бы увидеть меня. Если мы его прогоним, он будет просить нас вернуться, если мы не внемлем его мольбам – он не сможет вынести такой боли. – Присцилла в упор посмотрела на Октавию. – Решение за нами.

— Он думает только о себе, но не о наших чувствах, которые разбивает своей любовью в дребезги. – Глухо проронила Октавия.

Время шло, а Максимиллиан продолжал терзать сердца обеим.

Мелкая шалость непрошеного гостя

Он проводил ночи с Октавией, и едва светало, срывался и убегал к Присцилле. Читал пылкие признания на папирусе своей жене, едва высохшими чернилами, и спрашивал изумлённую женщину нравиться ли ей строки любви к другой.

Мелкая шалость непрошеного гостя

В одно утро Присцилла увидела во дворике своего дома на стене новую мозаику, заказанную её любимым с изображением его жены.

— Я скучаю по ней, когда не вижу долго, а ночь разлуки стала для меня вечностью. – Тут же пояснил Максимиллиан ошеломлённой возлюбленной ……

Мелкая шалость непрошеного гостя

Жизнь превратилась в замкнутый круг, который первой решила разорвать Октавия.

В одну из таких холодных ночей, когда постель жены не согревало тепло мужа, она покинула дом, пошла к берегу, отцепила лодку, оттолкнула её, забралась во внутрь и просто легла на дно маленького судёнышка.

Она больше не будет стоять между Максиммилианом и Присциллой. Пусть остаются вместе.

Вряд ли он заметит сейчас, что она ушла.

Ну и пусть.

Утром как всегда он принесёт ей охапку сорванных цветов и будет осыпать ими их ложе, а потом пойдёт и на голову статуи Присциллы возложит новое цветочное украшение.

Пусть же он больше никогда не застанет её и пусть эти мучения навсегда прекратятся.

Окатвия и в правду почувствовала себя лучше. Подобно заново родилась, но уже без боли и страданий.

Всё. Отныне она свободна. Никто и никогда впредь не найдёт её…..

Молодая женщина не заметила, как уснула, просто провалилась в какое-то блаженство.

Женщина и в правду не помнила, когда так безмятежно спала…….

— Эй! Проснись! Слышишь? Ну кому я говорю!

Пробуждение было внезапным. Кто-то настойчиво тормошил её за плечо и не на минуту не отставал, пока женщина не открыла глаза и не поднялась на локти….на краю лотки тут же сел какой-то маленький пухленький мальчик и почему-то нахмурил брови.

— Ты кто? – Удивилась Октавия.

— Ну как кто? Я… да ты что не догадываешься кто перед тобой? — Незнакомец тут же заломил свои маленькие ручки и деловито закатил глаза. – Ох!!! Я тут спасать её прилетел, а меня, видите ли спрашивают всякие глупости.

— Вообще — то я бежать решила. Вот плыву, не зная куда, главное, чтобы меня никто не искал и по дальше от любви.

Незнакомец прищурил свои маленькие глазки:

— Интересно — интересно, и от какой такой ты любви бежишь? А?

— Не важно. Лучше, чтобы она меня никогда больше не преследовала.

Мальчик почесал себе лоб.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Я ей тут стрелу предложить собрался, а она от любви бежит. Чудеса! – И он как бы невзначай залюбовался, своим правым золотым сандал, ем с маленькими белоснежными крылышками, вытянув ножку.

— Стрелу? Не надо никакой стрелы! Ещё чего! Так ты, что Купидон, что поражает всех, кого попало своими никчемными стрелами? – Тут же спохватилась молодая женщина.

— И чего они вдруг ни с того ни с сего никчёмные? Ничего они ни никчёмные! Просто недавно у меня лук со стрелами одолжили одни никчёмные люди и своими никчёмными руками глупостей наделали. Вот теперь эти самые люди устали глупости делать, а мне теперь летай и выискивай тех, кому правильные стрелы полагаются выстрелить.

— Уже правильные говоришь? Мало того, что натворили, так ты в меня ещё раз нацелился? А ну прочь отсюда. Я как раз от тебя такого мудрого и бегу. – Неожиданно она схватила весло и угрожающе нацелилась на Купидона.

— Но! Но! Но! Ты что делаешь? На самого меня! На того, кто влюбляет сердца! Или может быть тебя влюбить в кого-то сильнее? – Вдруг насторожился мальчик.

Ох и зря он так сказал.

Октавия, что есть силы, замахнулась веслом и самый ответственный за любовь в Олимпе, полетел в воду с огромными брызгами.

— Это тебе за твои никчёмные стрелы, любовное создание! – Вскричала разъярённая женщина и тут же стала грести веслом, что было сил. Только дальше бы от берега, и чтобы больше никто не был на её пути. Никто.

— Да что ж за день такой! – Стал пырхать мальчуган, поднимаясь, как ни в чём не бывало на нос лодки. Мокрый и злой он опять сел на прежнее место и громко запричитал. – И это за все мои старания? И кого мне позвать в свидетели за проступки Посейдона! И что мне бедному сейчас делать и как исправить его непомерные глупости? Ну, кто просил этого сумасбродного появиться однажды в моём доме? – Последние слова уже были похожи на отчаянный крик, причём неизвестно кому Купидон их адресовал.

Однако последующие события точно не мог никто предвидеть – неожиданно в лодку Октавии со всей силы ударилось что-то тяжёлое и только чудом не перевернуло её…..

Это была другая лодка, на которой сидела Присцилла.

— Ты? А что ты тут делаешь? – Едва не обомлела Октавия.

— Ну, наверное, то, что и ты. Бегу от любви Максимиллиана куда глаза глядят. Только бы подальше и больше никогда не встретить его на своём пути! – Развела руками безнадёжно девушка.

— О!!!!!!! Я полагала, что покинула весь мир и если пристану на другой берег, то просто затеряюсь среди незнакомых людей. – Схватилась за голову руками Октавия.

— Ну, тогда полагаю нам с тобой по пути. Ты ведь не думала, что мужчина, свалившийся на нашу с тобой голову, не тиранил меня тоже своей двуличностью? А? — Тяжело вздохнула Присцилла, как всегда оставаясь внешне спокойной.

— Ну, наконец-то! – Вскричал во всю глотку Купидон. – Наконец-то ты хоть что-то сделал хорошего, Посейдон! Наверное, один разумный поступок за всю свою жизнь! А я — то думал, тебе это уже не присуще. Ошибался я, значит. Значит, ты помнил, в кого выстрелил безалаберно. Ну и на том спасибо! Итак! – Обратился он к двум сидящим в лодках женщинам. – Так как моё оружие было похищено — в одного человека выстрелили дважды, поэтому он воспылал любовью к вам обеим. Отныне я лишил его этой любви и отнял её у вас. Вы свободны, но если хотите, я могу поразить вас новыми стрелами.

— Нет! – Тут же хором запротестовали женщины.

— Пусть Максимиллиан живёт спокойно, только без меня. – Отмахнулась Октавия.

— И без меня. – Присцилла взяла весло в руки, и уже собиралась продолжить свой путь.

— А, как же любовь? – Тут же удивлённо спросил Купидон.

— У тебя много работы и без нас. Мы как-нибудь проживём и без неё. Прибереги стрелы для других. – Бросила Присцилла.

— Я бы вас пригласил в мой дворец, однако последний раз мой гость был не очень вежлив, и я по его милости провисел в сетке несколько дней. Так что не обижайтесь. Не могу. – Тяжело вздохнул распорядитель сердец.

— Ну, вот видишь. Нам с тобой таки никак не по пути, даже в гости не пригласишь. Ну и не надо. Ну что поплыли? – Обратилась Присцилла к компаньонке.

— Поплыли. У нас так много ещё интересного произойдёт в жизни. – Воскликнула радостно Октавия.

— Ой! Ну, хоть одно случилось в этом хорошее – они стали подругами. – Облегчённо вздохнул Купидон, смотря вдаль уплывающим женщинам. – Даже твои глупости Посейдон принесли хоть какую-то пользу! – Крикнул он почему-то в небо, подобно его горе-приятель там обитал, а не на дне морском.

Словом, не важно.

Только зря он похвалил Посейдона, так как главное оружие бога любви опять вдруг исчезло……

Создатель любящих сердец только открыл рот, чтобы закричать на весь мир от отчаяния, но к его всеобщему изумлению властитель морской вдруг появился перед ним, и просто бросил под ноги лук и стрелы:

— Забирай свои непригодные никому побрякушки! – На его лице читалось огромное разочарование.

— Это почему-то они непригодные вдруг стали? А? — Тут же пошёл в наступление Купидон, прищурив свои маленькие глазки.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— А, потому. Я только что был на вилле среди гостей Максимиллиана. У него там много люда. Все они веселятся, а хозяину дома даже завязали глаза, и он с дикой радостью пытается заключить прекрасных девушек в свои объятия, только они все громко хохочут и убегают от него. Он что позабыл вон тех, из-за которых сходил с ума и больше не вспоминает о них? – Последние слова Посейдона напоминали уже визг. Казалось, его возмущениям, не будет конца.

Повелитель сердец с ужасом только хлопал глазами и не мог сейчас выдавить из себя ничего вразумительного.

— Он что даже не заметил их исчезновения? – Купидон готов был расплакаться, подобно так легко позабыли его, а не двух уплывающих красивых женщин.

Неожиданно Посейдон ткнул Купидона по плечу, чтобы тот присел:

— Это, чтобы ты вдруг не упал после того, что я тебе скажу. Я промазал. Да-да. – И в подтверждение он поднёс перед носом своего «приятеля» две стрелы. – Я нашёл их торчащими в щите нашего героя-любовника. Так что я вроде, как не сильно и виноват. Максимиллиан увлёкся двоими, потому, что есть такой на самом деле. А так, как его возлюбленные исчезли обе в одно время, хотя обе и изнемогали от любви к нему уже по моей милости – его страшное увлечение вдруг покинуло его. Вот так взяло и покинуло. Всё! Он свободен.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Это что же получается. Хотя женщины и были влюблены — они пошли наперекор чувствам, наперекор моим стрелам, и даже не догадывались, что покидая берег, любовь Максимиллиана оставит его так же?

— Вот я и говорю, что это уже непригодные побрякушки. Люди оказывается, могут быть сильнее даже твоих каких-то там чар. -Посейдон присел рядом с поникшим Купидоном. — Да ты не переживай так. Ну подумаешь – на людей перестали действовать твои стрелы. Ну и что тут такого?

— Да потому, что стрелял то в них не я, а ты. – Не сдавался Купидон

— Но твоими стрелами из твоего лука. И знаешь вот что, пусть «возлюбленные» Максимиллиана никогда не узнают, как легко о них даже не вспомнил он, едва они покинули берег.

— Я в них на всякий случай выстрелю. – Тут же спохватился Купидон.

— И думать забудь. Хватит с тебя. И вообще приятель. Я тебя ободрю сейчас. Да – да. Я тоже на такое способен. Дело ведь не в твоих стрелах, что они непригодные. Ну, скажем я погорячился, когда такое сказал, а в том, что не все заслуживают на них. Такие, как Максимиллиан скажем. Ему ведь, сколько их не выстрели, а он никогда не будет ценить то, что имеет.

Купидон как-то вздохнул веселее.

— Кстати. Я тут опять немного провинился. Ну не очень, но чуть-чуть. Я чего ведь тебе запретил выстрелить в женщин, да потому, что я уже сделал это.

Мелкая шалость непрошеного гостя

Повелитель сердец чуть не упал в обморок от такого почти невинного признания.

— Там, на другом берегу их ожидает новая и яркая любовь. Они об этом ещё не догадываются, но пусть для них это будет пока сюрпризом. Правда, я здорово придумал? А? Ну скажи, правда, здорово?

Купидон только тяжело вздохнул:

— Они стали подругами и вскоре обретут счастливую жизнь. Всё-таки как же хорошо, что наделав столько глупостей ты, наконец, исправил их.

— Ну, тогда я заслужил погостить у тебя ещё немного. Что скажешь? — Тут же обрадовался Посейдон.

«Приятель» повелителя морей аж глаза выпучил от такой новости.

Мелкая шалость непрошеного гостя

— Да ты не переживай. Сетка уже ведь в прошлом. Мы же теперь друзья и партнёры. Я ведь тоже немного научился стрелять из твоего лука, как ни как, поэтому ты сейчас просто обязан пригласить меня опять к себе, ну чтобы я подлечил немного у тебя нервы от пережитых потрясений. Словом, соглашайся. На этот раз ты не пожалеешь. Для чего же тогда нужна дружба? А?

11.07.2016

Клидерман Отто

1 130 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *