Манящий аромат и горький вкус востока.

Манящий аромат и горький вкус востока.

 Предисловие

 «Не существует рая как таково, но существуют некоторые его места на нашей земле» — Не помню, кто это сказал, однако сказано совершенно правильно. И я для себя это место выбрала раз и навсегда. Здесь экзотическое всё, даже воздух, в котором витает запах ароматных специй, приготовленного кофе или дымящегося кальяна, в котором собраны разные сорта цветов. Когда ты идёшь по улице, твои ноздри обязательно щекочет один из этих ароматов, который способен опьянить и унести из реальности в волшебную сказку именуемой «1000 и одна ночь».

Хотите верьте, хотите нет, но много лет назад я и думать не желала о том, чтобы посетить страну мусульман и соприкоснуться с их жизнью хотя бы на уровне туриста. Я два года пренебрегала советами моего отца посетить Турцию, а когда один раз посетила, то поняла, что здесь мой рай. Сюда мне всегда захочется сбежать, когда мои нервы будут на пределе, когда я буду уставшей и почти сломленной, когда я пойму, что мои силы исчерпаны — я отдамся на милость этой стране в её объятья и оживу заново.

Я буду бродить улочками и по набережной, я буду касаться древних колонн, которым тысячи лет. Я буду, по долгу, сидеть на величественных руинах древних сооружений до тех пор, пока не пойму, что это всё вместе взятое опять придало мне сил, вернуло к жизни, и вдохновило на новые победы.

Я долго сидела в задумчивости, любуясь горами и ласковым морем, пальмами и ярко красочными цветами и только одно меня вывело из блаженного состояния — наверное, более блаженное, которое всегда вводит меня в восторг — эзан, призыв к молитве. В тот день он раздавался с мечети, которая красовалась на очень крутой горе. Голос пронизывает не только каждый сантиметр этой земли, но и душу.

Мечети здесь расположены так, чтобы призыв к молитве не прерывался и дополнял друг друга и все верующие собирались на молитвы. Однако мне нравилось просыпаться в пять утра с голосом из мечети, даже если эта религия для меня другая. Нужно сказать только одно, чтобы понять этот мир — нужно родиться в нём. Однако для чужестранца стоит побыть в этом мире, чтобы попытаться понять то, что для нас европейцев порой кажется более чем абсурдным.

Амфитеатр в Сиде

Моё предвзятое отношение к этой стране закончилось посещением этой страны, и я полюбила её такой, какой она есть. Даже если я со многими вещами готова поспорить. Многим мои соотечественникам кажется этот мир диким и порой безнравственным, но тут стоит задаться вопросом, а сколько безнравственности мы можем увидеть в нашей собственной стране, чтобы судить о чужой стране?

Когда — то я прочитала хорошие слова: «Иногда, чтобы познать что-то нужно идти к этому всю жизнь». Полностью разделяю это мнение. Не существует полностью плохого мира, как и плохого человека, но если один готов увидеть в пустыне всего лишь пустыню, то другой увидит на этом месте рай. Всё зависит от нас самих и нашему стремлению сотворить рай на земле.

Мой рай здесь в тёплом климате, в аромате кофе. Именно этот рай подарил мне рай в моей душе, и именно сюда я всегда готова вернуться и самое главное я знаю ради чего вернуться, на эту землю востока.

Памятник архитектуры

В городе Сидэ Оливия оказалась почти совершенно случайно. Честное слово. Так уж получилось, что сюда в первый раз они заглянули с бывшем мужем как туристы по предложению подруги Натальи, туристического агента из-за хороших отелей.

Она влюбилась в этот город с первого взгляда. Знаете, сколько тут античных памятников архитектуры? Не поверите. Тут куда не стань — и ты наткнёшься на древние остатки бурного прошлого. А ведь это побережье кто только не брал под свой контроль. Вот вам и результат в каждом камешке, который весит тонну тут целая история. А теперь они просто погрязшие в песке, жалкие отблески былого величия. Никто не собирается это реставрировать, хотя их можно было просто сложить как разобранную мозаику, но как не драматично это звучит — безразличие всегда берёт верх в таких случаях.

Тогда Оливия и подумать не могла, что вернётся в эту страну уже через год, в этот самый туристический город в собственный небольшой отель с чудовищной репутацией только с одним чемоданом, сломленная, разочарованная, но с пониманием, что нужно что-то делать.

Саркофаг

На родине её уже не ждал никто, и если до этого дня она была востребованным архитектором на собственной фирме мужа, то теперь она оставалась архитектором только без работы, ибо бывший благоверный попросил покинуть его жизнь, и всё что принадлежало в его жизни.

Памятник архитектуры

Как он согласился на этот щедрый подарок, женщина поняла сразу же, да это очень просто. Муж был до мозга костей суеверен, а когда понял, что слишком низкая цена за отель в хорошем состоянии, и в довольно престижном месте города, была мотивирована тем, что в отеле то и дело происходили самые ужасные вещи, и владельцы менялись чаще, чем скатерти на столах столовой, он тут же решил не дожидаться никакого покупателя, а быстро избавиться от этого сооружения самым благородным способом — отдать его бывшей жене.

Из страны вон, из мыслей прочь, из сердца давным-давно прогнал.

В тот день у Оливии было слишком много событий для первого раза пребывания в этой стране, однако они частично изменили её судьбу.

Как правило, она проводила большинство времени среди остатков античного мира. Мужу хватило одного раза, чтобы сморщить кислую мину и чётко дать понять, что Оливия сможет наслаждаться проведением времени тут без него. Поэтому он больше находился в компании своих коллег по бизнесу, а их скучные разговоры ни о чём уже гарантировали её проведения времени раздельно с ними.

Памятник архитектуры

В один из таких дней после долгих прогулок она устало опустилась на крутые ступени времён великих завоеваний, которые вели вниз к песку, однако они вполне были пригодны, чтобы сесть на них и помечтать, вернее сказать, не думать ни о чём, а просто погрузиться в блаженство. Лёгкий ветерок трепал её волосы, и она просто закрыла глаза, отдавшись этому чудному мгновению.

— Как удивительна эта жизнь, — Неожиданно произнёс кто-то за её спиной на хорошем английском, — Когда — то этот белый мрамор доставляли на кораблях, потом многие часы мастера творили из него шедевры, а теперь оно в беспорядке валяется по всему побережью. Время беспощадно ко всему, оно никого не жалеет, он крушит всё на своём пути — как жаль, а может быть это начало нового?

Эту фразу она потом вспоминала часто, когда муж оставил её из-за другой женщины, и их стабильная жизнь, в один момент рухнула, как карточный домик. Всё стабильное и налаженное превратилось в руины, подобно одному из храмов, ещё красовавшимся из дали.

Город Сиде, Турция

Оливия повернула голову и увидела высокого и красивого мужчину. Ему было лет 48 и по своему внешнему виду он походил на классический типа мужчин, которые предпочитают строгую форму одежды даже когда они на отдыхе. Он как-то заметно нервничал, то поправляя, то одевая, то опять снимая свои очки.

После долгого стояния на одном месте он таки решился подойти по ближе и спросил: «Вам ведь нравиться здесь. Не так ли?»

— Очень, здесь я нашла свою тихую пристань, — С блаженством в голосе ответила женщина.

— Тогда вы вернётесь сюда ещё? — С надеждой в голосе спросил неожиданно он.

— Мой отец говорил, что не стоит возвращаться дважды в одно место. Ты посещаешь его и едешь в следующий раз познавать новые страны.

— Вы здесь уже пять дней, это говорит о том, что скоро придёт время покинуть эту страну.

Она с удивлением приподняла одну бровь.

— Стало быть, вы наблюдаете за мной уже давно?

— Должен признаться честно, с того самого момента как увидел вас здесь. Я стал приходить сюда каждый день и любовался вами из дали. Я всё не решался подойти к вам, а сегодня понял: или сейчас или никогда. Для меня очень трудно знакомиться с кем-то.

— Надо же. Я и не думала, что среди тысячи туристов я могу выделяться из толпы.

 — Для вас это легко, вы необычная, вы другая, яркая и броская, как и ваш стиль одежды. Вы создаёте каждый день для себя праздник, и многие мужчины оборачиваются вам в след. Я даже стал вас ревновать.

Она была ошеломлена, ей понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя.

Её мужу было явно далеко до таких комплиментов, о котором слове она уже и забыла, что такое и существует слово «комплимент».

Амфитеатр

Она протянула руку, чтобы он помог ей подняться по крутым ступеням, и он с радостью подхватил её своими сильными руками и буквально перенёс на твёрдую землю.

— Это место придаёт жизненных сил, возвращает к нормальному существованию и способствует даже к флирту. Решено, я вернусь сюда опять, и вы опять наговорите мне множество комплиментов. Мне это нравиться.

— Я буду ждать вас здесь снова, только пообещайте вернуться. Моя страна встретит вас опять радушно, а больше неё встречу вас я. В этом городе я по делам. Я купил здесь землю и хочу начать мой собственный проект. Теперь у меня будет больше причин вернуться сюда снова.

Она с удивлением посмотрела на него. Он точно ничем не походил на турка, скорее на немца. Этот интеллигентный и скромный человек, с красивыми чертами лица и обаятельной улыбкой.

— Меня зовут Решат, — Застенчиво промолвил он. — Вас манят эти руины?

— Это правда, они вдохновляют меня. Я ведь архитектор и поэтому тут я нашла много вдохновения, я даже сделала много эскизов.

— Любопытно, а я тоже в строительном бизнесе со своим другом детства только я не архитектор. Я финансист. Мы строим обычные жилые дома, правда, я могу похвастаться, что наши постройки заслуживают на одни из лучших.

— Даже не сомневаюсь в этом. А где вы научились так безупречно говорить по-английски?

— Я закончил университет в Адана, где преподавание было исключительно на английском языке.

— О, я смогу с вами подтянуть мой английский. Убеждена я даже смогу выучить несколько слов по-турецки.

— Это будет моим удовольствием учить вас, askim.

— Что это значит? — Поинтересовалась она.

 — Это значит, любимая.

Оливия рассмеялась и приняла его руку, чтобы пройти трудный участок дороги, устланный неровными камнями.

— А вы уже посещали музей? — Неожиданно спросил Решат?

 — Я была в амфитеатре, осмотрела тут уже всё неоднократно, а что ещё я могу тут посмотреть?

— Как, вы не были в музее? Я обязан немедленно исправить эту ошибку. Пойдёмте, вы будите поражены красотами всех собраний.

Архитектурные памятники Турции

По правде говоря, музей было заметить довольно трудно, он находился как-то в стороне и не привлекал особого внимания. То, что она его не заметила — было не удивительно. Если ты просто бродишь по древним улочкам этого места и вокруг тебя слишком много интересного — легко пропустить что-то более интересное. Так и случилось, что женщина, чуть было, не пропустила более интересное место, где и началась вся эта история, где отель с играл самую ключевую роль.

 — После второй мировой войны при раскопках неожиданно было обнаружено старое древнеримское кладбище. Самые ценные экспонаты разместили внутри старого хамама (турецкой бани). Более громоздкие остались под открытым небом. — Пояснил Решат.

Это были самые непередаваемые ощущения. Каждая статуя, каждая стела, каждое надгробие, представляли небывалую ценность. Женщина с умилением касалась каждой скульптуры, которой было более тысячи лет, и понимала, что тут собраны небывалые сокровища прошлого.

— Никто не знает ни имён, ни истории тех, кто был похоронен. Только немые каменные изваяния могут немного пролить свет. Скорее это были богатые патриции, однако все равны перед вечностью. Всё уходит в небытие.

Оливия задумалась над словами Решата и тут остановилась у одной гробницы. Почему — то ей показалось, что это была могила женщины: два ангела украшали пальмовой ветвью сосуд. Возможно, она была очень почитаема и может быть очень красива. Возможно, умерла в преклонном возрасте или молодой. По другую сторону мастер вытесал много людей, которые теснились друг возле друга и казалось нежно ласкали это надгробье, скорбя об умершей.

Ещё бы знать истинную правду о ней.

Амфитеатр в городе Сиде

Её мысли прервала громкая музыка телефона в сумке. Она немедленно подняла трубку и услышала пронзительный голос моего мужа:

— Ну и где тебя носит? Я уже объехал вдоль и поперёк это чёртово место. Ты что не на своих руинах?

— Да никуда я не подевалась. Я в музее. Ты даже не представляешь, сколько тут интересного.

— Только потому, что твой муж не летает в облаках ты можешь думать о высоких материях и шляться по разным музеям. Я, в отличии от тебя, головой думаю и мне плевать что там. Я нашёл хороший отель. Он стоит того, чтобы подумать о покупке. Вот это было более правильное посещения места, чем твои чёртовы руины. Вылезай немедленно из этого музея, мы едем на обед с хозяином отеля.

— Хорошо, я уже иду.

Она повернулась к Решату, на лице которого прочла немедленное отчаянье.

 — Вам надо идти, не так ли?

 — К сожалению. Мой муж хочет купит отель здесь. Он только что сказал мне об этом.

— Какой отель? — Обеспокоился Решат.

— Не имею даже ни малейшего понятия об этом, — Пожала она плечами.

— Если это отель «Deniz meltemi» тогда я буду вынужден встретиться с вашим мужем, и отговорить его от этого. Этот отель покупали и продавали множество раз. Владельцы не оставляют у себя его на долго. О нём ходят самые дурные слухи. Туда приезжают только те туристы, кто не знаком лично с историей этого места. Пожалуйста, если о нём идёт речь — отговорите его.

— Думаю, это будет невозможно. Моего мужа никогда не интересует моё мнение. Он всегда поступает, так как хочет.

Она протянула ему руку на прощанье, и обменявшись рукопожатием, поспешила к выходу.

  — Постойте, askim. — Окликнул он её вдогонку. Я могу попросить ваш телефон?

Женщина немедленно вытащила из сумки визитку и протянула Решату. «Здесь найдёте мой номер мобильного. Меня зовут Оливия»

Она вылетела пулей из музея и вскочила в машину к разъярённому мужу, уже поджидавшему её у входа.

— Если бы не Невзат — я бы никогда не нашёл где ты находилась. Можешь поздороваться с ним. Он готов продать нам «Deniz meltemi»

 

Архитектурный памятник

Женщина только сокрушённо покачала головой. Кто знал, что через год «Deniz meltemi» станет её собственностью и единственным местом жительства, благодаря бывшему мужу.

  ************

Оливия прибыла в Сиде в полдень, уставшая и голодная добрела до калитки своего отеля и появилась на пороге, еле волоча за собой чемодан, всё её богатство.

Посетители с любопытством смотрели на женщину с ног до головы, леди в брючном деловом костюме и на высоких каблуках, од которых подкашивались ноги. Она угрюмо поздоровалась с работниками на ресепшене, которые стали издавать сразу же свои приветствия, а портье молниеносно схватил её чемодан и поволок в её комнату, в апартаменты предыдущего хозяина отеля.

Она устало опустилась в мягкое кресло в холле и ей тут же принесли кофе. Новость о прибытии хозяйки отеля разлетелась в один миг. Что и говорить гости отеля старые немцы и бельгийцы. Они здесь практически живут круглый год, однако жизнь здесь имеет один значительный для них минус. Здесь невообразимо скучно. Поэтому женщине сразу же пришлось принимать приветствия от многих пар, заверении как им здесь нравиться, как она хорошо выглядит и сразу же неприятный вопрос, а где же её муж. Когда она сказала, что стала полноправной хозяйкой отеля и что они с мужем расстались — это отпечатало на каждом лице огромное удивление, сожаление, и волна сплетен и догадок прокатилась ураганом по каждому уголку дома и сада.

Отдых в Турции

Её управляющий Сезгин терпеливо дождался, когда всё присутствующее население получит свою порцию сплетен, а потом подсел к ней рядом и со своей белоснежной улыбкой поставил передо ней пепельницу и поднёс зажигалку, чтобы она закурила.

— Сейчас прислуга суетиться в вашей комнате. Я распорядился, чтобы они привели всё в идеальный порядок. С момента исчезновения Невзата там никто не жил больше года. Они поменяют шторы, постель, даже принесут лучшую мебель и обязательно свежие цветы каждый день для нашей прекрасной леди.

— Благодарю вас Сезгин, — Сдержанно начала она. — Думаю, нам лучше прогуляться по саду. Сегодня я очень устала и не хочу акцентировать внимание на многих вещах. Завтра я осмотрю всё, в плоть до последнего квадратного метра моей территории. Я остаюсь здесь навсегда, поэтому постараюсь вернуть отелю хорошую репутацию. Я знаю, что бывший хозяин избавился от отеля так скоро, как это было возможно. Полагаю, тем, кто остановился здесь, не страшна плохая энергетика отеля. Их скучная жизнь нуждается в некоторых мистических вещах, и они не бояться смерти, больше они бояться умереть от скуки.

Сизгин не нашёлся что ответить.

— Я могу задать несколько личных вопросов? — Осторожно поинтересовался он после затянувшейся паузы молчания.

— Полагаю я сразу же отвечу на ваши вопросы, которые вы не осмелитесь мне задать. Итак, мой муж предпочёл другую женщину мне. Мы развелись, и он решил оставить за мной право наследования этого отеля. Это всё, о чём можно сплетничать в отеле.

— Это никого не касается.

— Касается и даже более чем. Это же очевидно, почему я здесь одна и почему решила здесь остаться.

— Должен сказать, что я был очень удивлён, когда ваш муж был так в спешке купить это заведение. Предыдущий хозяин только потёр руки от радости. Я был удивлён, что он даже не соизволил что-либо проверить. Он только поужинал с Невзатом и они на следующий день подписали документы.

— Не знаю, что на него нашло. Мы провели в отеле только пол дня, и практически ничего даже не смотрели. В любом случае это теперь моя собственность и мы вместе будем возвращать хорошую репутацию отеля, если вы, конечно же, примите моё господство.

— О, я почту это за свою честь, Оливия. Как на счёт турецкой бани и расслабляющего массажа?

— Только не сегодня. Единственное, на что я способна сейчас — это на горячую ванну и долгий сон.

— Понимаю, дорога была не из лёгких. А как вы готовы бороться со сверх естественными силами?

— Это зависит от того, что я услышу об этом. Тут две стороны медали. Во-первых, если мы говорим о приведениях — это означает, что чья — то душа не спокойна. Иногда кто-то требует нашего внимания. А во-вторых ходят слухи только о прошлых событиях, но ничего не происходит сейчас. Мы вернёмся к этому разговору очень скоро. Я полагаю, сохранились документы о первом хозяине, об истории прошлого этого места и о этих события, которые иногда отпугивают людей останавливаться здесь.

— Сколько угодно, и это описано весьма подробно.

 — Хорошо, я лично ознакомлюсь со всеми.

Неожиданно молодой парень подбежал к Сезгину и тут же с волнением доложил обстановку.

— Итак, — Повернулся управляющий лицом к Оливии. — Ваша комната готова. Прислуги даже взяли на себя смелость разобрать ваши чемоданы, и всё уже разложили по местам.

— Хорошо, спасибо, друг мой, тогда я покидаю вас и иду отдыхать. Вечером после ужина мы проведём встречу со всеми работниками отеля, а завтра в 07,00 утра распорядитесь приготовить для меня плотный завтрак. Я буду более чем голодна.

— Почему так рано? — Искренне удивился управляющий.

— Я хочу лично посмотреть подготовку персонала, обслуживание клиентов, уборку в отеле, развлечения. Возможно, вот это место можно будет использовать для ланча на свежем воздухе, возможно, мы организуем ряд развлекательных программ или игры в крокет. Другими словами, постараемся раскрасить жизнь в яркие цвета для наших старых постояльцев. Полагаю, у нас нет VIP зала?

— Ну почему же, есть, но его уже сто лет никто не использовал.

— Вот и отлично, распорядитесь привести его в порядок, и мы вечером соберёмся все вместе, как одна дружная семья.

— Нас невозможно назвать дружной семьёй. Мы работаем, нам за это платят деньги и всё.

— Я поняла, а мне нужен уют и более счастливые лица тех, кто меня будет окружать. Только счастливые люди могут сделать других счастливыми.

Немое выражение лица свидетельствовало, что Оливия говорила с Сезгином на более чем непонятном ему языке.

— Я поняла друг мой, у вас тот же диагноз, что и у многих. Вы сможете это осознать немного позже.  И не забудьте поставить в зале цветы и раздать всем кофе, разговор должен быть непринуждённый.

Когда она переступила порог своей комнаты, то была приятно удивлена, что она соответствовала полностью её требованиям. На пороге её встретили две женщины, которые постарались сделать для Оливии маленький праздник даже на кровати, выложили шикарного лебедя из полотенца, посыпав его лепестками красной розы. Одна из них лет тридцати открыла дверь ванной комнаты, а другая лет 20 распахнула двери небольшого, но уютного балкона, где было два плетёных кресла и столик, на котором стояла ваза с розами. Оливия ахнула. Теперь женщина понимала, как ей нужно расслабиться в этом месте, в этой огромной ванне, устланной маленькими свечками вокруг и опять посыпанной лепестками роз вокруг, на воде на полу и даже на белоснежных, аккуратно сложенных полотенцах.

Она повернулась к ним и с радостью пожала им руки. Они немного смутились и опустили глаза. Только сейчас женщина заметила, что головы обеих были покрыты платками.

Этот момент неприятно задел её, она вытащила из сумки несколько долларов и протянула им: «Я хочу, чтобы вы и в дальнейшем заботились о моей комнате и моих вещах. Как вас зовут?»

Женщины с улыбкой кивнули головой, и Оливия поняла, что они не знают никакого языка кроме своего родного.

— Старшую зовут Сибел, а младшую Пунар. Они будут заботиться о вас всегда, а вы не обязаны давать им за это чаевые. Они на вас работают. — Неожиданно на пороге комнаты вырос Сезгин.

— Я пересмотрю в не далёком будущем наши возможности платить работникам больше. Пока не уверена, что это будет слишком много, но я постараюсь решить это. Мне будет нужно пересмотреть бухгалтерию.

— Конечно Оливия, — С покорностью кивнул головой Сезгин. — Мы можем приступить к этому довольно скоро.

— Сколько комнат числиться в нашем отеле для гостей?

— 50, но задействовано чуть больше половины.

— Из-за отсутствия туристов.

— Люди предпочитают больше активный отдых, а не скучное времяпровождение между старыми парами.

— А я уверена, что наши старики были бы очень даже не против вести активный отдых между молодыми людьми. Они ещё полны энергии. Сколько у нас персонала?

— 15 человек, включая персонал на кухне.

— И все женщины покрывают свои головы? — С раздражением в голосе спросила женщина.

— Это их традиции, но если вы настаиваете?

— Я не могу ломать их устои, но, если они хотят — они не должны этого делать.

— Они будут рады снять это со своих голов. Предыдущий хозяин был в религиозной организации и просто требовал, чтобы все женщины вели себя подобающим образом, как достойные мусульманки.

— Они должны быть женщинами, а не покорными овцами. Они должны изучать языки и чувствовать себя более свободными. Они ещё не стары и должны нравиться мужчинам.

Сезгин только закрыл глаза, которого переполняла буря возмущения и насколько можно спокойно он ответил: «Женщины должны нравиться только своим мужьям».

— В таком виде я не уверена, что они могут нравиться и своим мужьям.

— Но внешний вид не даёт гарантии сохранить брак!

От этой поддевки, Оливия встрепенулась, как ужаленная, но спокойно ответила на брошенный вызов:

— Никто не застрахован быть в этом мире брошенным. Нужно только найти место, где ты сможешь обрести счастье, а такое место существует. До вечера, Сезгин. Надеюсь, время, проведённое со мной, изменит вас к более позитивному мышлению на всё!

Она закрыла дверь и поняла, что ей теперь хотелось свернуть горы. Сделать что-то волшебное и заставить многих быть счастливыми.


Всю книгу вы можете прочесть на сайте Ridero

256 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *