Не властны над судьбой и троном. Принцевы острова.

Не властны над судьбой и троном. Принцевы острова.

«Нельзя отказываться от власти, пока ты на коне, можно — когда тащат за ноги».

(Дионисий I Старший — тиран (правитель) Сиракуз в 405−367 гг. до н.э. )

Турция.

Стамбул.

Город императоров и султанов — место, которое никогда не утратит своей неповторимости и будет притягивать подобно магниту необыкновенной историей и множеством ещё неразгаданных тайн.

Кому удастся когда-нибудь разгадать хоть малую долю того, что кануло в лету?

Возможно кто-то окажется тем самым счастливчиком, что обнаружит нечто таинственное, до селя лежащее под многотонным покровом земли или отыщет запылённый за сотни лет свиток где-то на полке с интересным текстом, который поведает нам о новом ранее неслыханном событии, что случилось однажды в седую пору…

Всё так и будет однажды……

А вот вам один из секретов, затерянных в море, вернее, не один, а целых девять кусочков земли под названием Принцевы острова.

Итак, представьте себе для начала зиму без снега, прогулку на катере по Мраморному морю, новогоднему настроению с таким себе восточным напылением, никак не похожем на «наше».

С ощущением пронизывающего холодного ветра, который не мешает тебе стоять на палубе, ты любуешься великолепным видом медленно уходящего города со всеми его красотами, бывшим Константинополем.

Ты умиляешься криком чаек, которые всегда ожидают кусочки брошенного симита (бублик с кунжутом) людьми, и при всём этом пьёшь горячий чай, да не простой чай, а турецкий, с особенного стеклянного стаканчика, который согревает кажется даже душу.

Время течёт быстро, несмотря на то, что твоему судну плыть до островов ещё полтора часа.

В чём же прелесть места, куда везёт нас катер?

Принцевы острова

История маленьких клочков земли не менее интересна, чем у славного Константинополя, когда он ещё был им.

Нам никогда не воссоздать полной картины Византийской империи, как всё обстояло на самом деле, как и раскрыть все тайны островков, однажды затерянных в море.

Однако позвольте мне по-своему дать имя девяти клочков суши, что однажды получили название — Принцевыми – место самых горьких сожалений по утраченной власти.

Сегодня, бессмысленно в тысячный раз описывать и повторять историю островов принцев.

Об этом мало кто не упомянул на форумах или блогах о путешествиях на просторах интернета, хоть раз посетив эти места.

Сейчас эти кусочки земли населены загородными домами богатых стамбульцев, которые набрали свою популярность в конце XIX века.

Для тех кому нужна тишина от суеты многомиллионного города прибывают сюда и погружаются в полное уединение с природой.

Тут вы не сможете прокатиться на машинах, так как их попросту нет, а вот на бричке с лошадьми – так это запросто.

Ну чем не романтика и отголосок далёкого прошлого?

Вот этим транспортном ты и можешь исколесить весь остров, поглядишь на богатые дома и на их неповторимую архитектуру.

Странно видеть зелёные растущие пальмы возле вилл и тогда спрашиваешь себя, а какое время года сейчас и почему на тебе тёплое пальто?

Тебя окружают парки, совершенно дикие леса и обязательный завораживающий вид на море.

Вид на море

Он прекрасен.

Но когда-то много сотен лет назад это был отрезок суши, что впредь не давал покинуть эту землю для многих царских особ, утративших свою власть и насильно сосланных коротать остаток своей жизни за монастырскими мрачными стенами.

Почему такая печальная участь для тех, кто только ещё вчера прочно восседал на троне и правил великой империей?

Византия!

Империя одного из самого долгого существования.

Для изгнанных сюда здесь было прощание с миром, где когда-то кипела жизнь, в которой они занимали главенствующие роли.

Хорошо ознакомившись с историей ярких опальных личностей, лишённых власти и привычной роскоши, но не лишённых жизни — понимаешь, что даже спустя много сотен лет острова не утратят отголоска своего первого назначения.

К ним так часто приплывали те, кому судьбой было отказано править долго — земля в море отныне становилась всем их миром, вместо великой империи.

Здесь была их конечная остановка.

В византийские времена острова называли островами монахов из-за многочисленных монастырей на разных клочках суши в Мраморном море.

Ну если поразмыслить, то тут и название «принцевых» и «монахов» можно поставить в один ряд.

Было ли это счастьем или же наказанием родиться императором или же вырасти в царской семье?

Кем были те, кто сменил роскошные облаченья с золотом и жизнь в имперских покоях на монашеские одежды и отведённый остаток жизни прозябанию в скудных кельях?

Словом, от царских облечений до монашеских рубищ.

Бесславный конец великих.

Вот они — принцессы, принцы, цари и жёны царей великой Византии.

Ирина (греч. Ειρήνη; ок. 752 года — 9 августа 803 года) — византийская императрица из Исаврийской династии.

Первая женщина в истории Византии, правившая самодержавно в 797—802 годах.

Жена императора Льва IV (р. 775-80) и мать императора Константина VI (р. 780-97).

Оставшись вдовой с десятилетним сыном, который не мог править единолично, Ирина становиться регентом Константина.

Она известна восстановлением икон в церквях Византии, чему был яростный противник её муж и вёл иконоборческую политику.

Однако в историю царица вошла не только поэтому. Увы она вошла как женщина полюбившая власть больше чем своего собственного сына.

Что становиться, когда дети подрастают? Они хотят быть независимыми во всём.

А если это ребёнок, которому судьбой была предначертана власть?

Правильно. Императором, который должен править один.

Это случилось и с Константином.

В 790 году он ограничивает свою мать во дворце.

Но опыта было недостаточно, чем существующих в нём амбиций, и спустя два года он освобождает Ирину и коронует её как со императора.

Но не в характере властной женщины было править вдвоём, тем более, что однажды её уже лишили власти.

Случились всё в 797 году властная мать и её сторонники свергают Константина, ослепляют его и отправляют в ссылку в монастырь, основанный императрицей Ириной.

Сын не переносит нанесённых ему увечий и умирает. Его последним пристанищем становиться кладбище монастыря.

«И солнце замерло семнадцать дней и не дало ему света, так что корабли сбились с курса, и все говорили и исповедовали, что, поскольку император был ослеплен, солнце спрятало его лучи. И таким образом власть попала в руки Ирины, его матери»

(Летописец Феофан)

Несмотря что Константинополь был потрясён поступком матери к сыну – эта женщина задержится у власти на более чем на пять лет.

31 октября 802 её свергнут по причине дворцового переворота, осуществлённого Никифором I (р. 802-11), которому Ирина безгранично доверяла.

Настало время отправиться на «принцевые острова» женщине, которая пожертвовала однажды так многим, лишь бы удержать власть в своих руках.

Она не задержится в монастыре, основанном ею же. Царицу сошлют на остров Лесбос в Эгейском море. Сломленная и утратившая вкус к жизни царица покинет этот мир спустя год.

Со временем её останки перенесут на монастырское кладбище рядом с сыном Константином.

Возможно в ином мире ребёнок простил свою властную мать за погубленную молодую жизнь.

Кто знает.

Но на том кладбище найдёт последнее пристанище ещё одна женщина – принцесса Ефросиния, однажды сосланная в монастырь.

Двадцать семь долгих лет заточения, чтобы в 825 году вернутся в Константинополь для сочетания браком с вдовцом Михаилом II (р.820-9).

Её муж был не высокого происхождения, а брак с принцессой позволял ему приобрести легитимность его правлению.

Что ж.

Евфросиния — дочь Константина VI и его первой жены Марии Амнийской.

Если верить биографии, то ей было всего пять лет, когда девочка поселилась в монастыре вместе с матерью, куда несчастную насильно упрятали на тех же «принцевых островах».

Однако принцесса оказалась единственной представительницей Исаврийского династии, поэтому ей было судьбой уготовлено вернутся в Константинополь и стать женой иконоборца Михаила.

«…Отвергши целомудренную жизнь, будто вопреки воле сочетался браком, взяв в жёны не какую-нибудь другую, а женщину, давно отвергнувшую мир с его радостями, обручённую с Христом, с детства в подвижничестве проводившую свои дни в обители на острове Принкипо, Богу преданную»

(Просторы социальный сетей)

«По византийским законам брак с монахиней строго наказывался: юстинианов закон предусматривал за это смертную казнь, а «Эклога» — отсечение носа для обоих участников прелюбодеяния. В связи с этим женитьба Михаила на Евфросинии вызвала у народа и духовенства осуждение. Феодор Студит неодобрительно высказался об этом браке в одном из своих писем».

(Просторы социальных сетей)

Однако брак не принёс наследника. Михаил отошёл в мир иной, а его вдова удостоилась роли исполнения придворных церемоний при пасынке императоре Феофиле.

Наверное, жизнь при дворе тяготила вдовствующую императрицу, потому как перед тем как опять удалиться в монастырь она приняла решение женить своего пасынка.

Но кто же была её мать, что провела свои молодые годы в монастыре и за какие провинности?

Мари́я Амни́йская (770—821) — первая супруга византийского императора Константина VI, внучка святого Филарета Милостивого (Амнийского).

Невестка императрицы Ирины.

В 788 году императрица Ирина желая женить своего сына организовывает смотр невест, куда приглашались не только знатные девы со всей страны. Кандидатки должны были обладать определёнными параметрами (что-то вроде 90х60х90) но и конечно было важно, как в семье относились к иконам.

Кандидаток при жёстком отборе оставалось тринадцать и из них выбрали незнатную армянского происхождения Марию.

Властная императрица разорвала помолвку с дочерью Карла Французского, хотя её сын и был привязан к своей невесте и насильно поженила царевича с избранной ею девушкой

В браке рождаются две дочери — Ефросиния и Ирина.

Итак, несчастливый брак имел продолжительность только семь лет. Так, как мать серьёзно занялась устранением сына с престола – первым делом она решила расторгнуть брак, причиной якобы было покушение на жизнь Константина женою.

Но и сам царь не желал видеть возле себя нелюбимую жену, поэтому насильно заставляет её принять монашество, а сам жениться на придворной даме.

Так Мария Амнийская, невестка Ирины ушла в монастырь вместе с дочерями, где и умерла в 821 году.

Странная судьба была провести остаток жизни на «Принцевых островах» у всех этих женщин – нелюбимая невестка, внучка, муж и сын, ну а потом и сама свекровь, мать и бабушка однажды переступили порог острова и монастыря, чтобы оставить мирскую жизнь полную власти и роскоши навсегда позади.

Но судьба как показывает история не была жестока ко всем женщинам, которых заточали в монастыри на островах или собирались сделать это.

Императрица Ефросиния не была единственной, кому улыбнулась удача после стольких лет прозябания покинуть монашескую жизнь и облачиться в императорские одежды.

Дочери императора Константина VIII Зоя и Феодора.

Итак, преемник отца Зои и её муж Роман III Аргир (р. 1028-34), высылает сестру Феодору в монастырь, по настоянию её сестры Зои. Однако приемный сын её второго мужа Михаила IV (р.1034-41) Михаил V, в 1042 г. в следствии восстания против него возвращает Феодору из монастыря и коронует её, а Зою наоборот ссылает в монастырь. Таковы действия привели в ярость народ, который возвращает Зою из монастыря и делает двоих сестёр на три месяца со императрицами.

На смену их правлению приходит Константин IX Мономах (р. 1042-55), который женится на Зое 12 июня 1042 года и коронуется императором на следующий день.

К слову сказать, Зоя выходит замуж, будучи уже в возрасте 64 лет.

Ещё одни обитатели монастыря, основанные императрицей Ириной.

Когда начинаешь погружаться в историю и факты, то диву даёшься сколько же царственных особ, их супруг и детей становились заложниками своей судьбы, принимали монашеский постриг и превращались в смиренных служителей церкви.

Императрица Анна Далассена с детьми была заключена в монастырь основанный императрицей Ириной в результате дворцового переворота и свержения её мужа с трона Иоанна Комнина.

Женщина пробыла в монастыре всего несколько месяцев, а после продолжила ссылку в отдалённой части империи. Ей удастся вернуться ко двору только спустя годы, когда на трон воссядет её старший сын Алексий I Комнин 1081-1118).

Её восстановляют в правах и проведёт она всю свою жизнь как императрица.

Пройдёт время и на «Принцевы острова» в монастырь вернётся жена Алексея Комнина, когда царь отойдёт в лучший мир. Императрица Ирина Дукена.

Но это будет её уже собственная воля.

Увы. На этом список поверженных и изгнанных никак не кончается.

А не вспомнить о них говоря за «Принцевы острова» не получиться.

Остров Хейбелиада – Халки.

Убийство императора Лео V в 820 году послужило изгнанием его вдовы, императрицы Феодоры и ее дочери в монастырь на Халки по приказу нового императора Михаила II.

Остров Кыналыада – Проти.

Свержение Романа IV Диогена пришлось на 1071 году после поражения турками-сельджуками в битве при Манзикерте.

Его преемник Михаил VII Дука (р. 1071-8), приказал ослепить императора и сослать в монастырь «Преображения» на Проти.

Его пребывание там продлилось до 4 августа 1072 года.

Император Михаил I Rhangabe (р. 811-13) познал поражение от своего армянского генерала Льва, который в последствии стал Лев V (р. 813-20).

Михаила ожидала ссылка в монастырь «Преображения» на «Проти». С ним отправилась и его жена, императрица Прокопья и их четверо детей — две дочери и два сына.

Интересно, что судьба императора Льва окончилась трагически.

Он был убит в 820 году Михаилом Амором, в последствии Михаилом II.

Новый император поступит также с вдового императора Льва Феодосией и его четырьмя детьми, так как поступил однажды с семьёй поверженного императора когда-то Лев V – все они отправились в монастырь «Панагии», или «Пресвятую Богородицу», на «Проти».

Как видим всё повторялось – императоры свергали друг друга, отправляли в монастыри семьи, а спустя время были либо же убитыми, либо же пополняли ряды монахов и сами.

Жизнь бумеранг.

И вот доказательство к сказанному

Император Роман I Лекапен (р. 919-44), свергнут 17 декабря 944 года своими же сыновьями Стефаном и Константином, что в последствии коронуются как соправители и отправляют отца в монастырь «Преображения» на «Проти».

Спустя десять дней с момента восхождения на трон сыновья были свергнуты и отправлены в тот же монастырь, что и их отец.

Никто никогда не вернулся с изгнания. Стены монастыря стали их судьбой до конца их дней.

И последняя опальная личность в моём списке – женщина с именем Феофано.

Не вспомнить о ней было бы неправильно, потому, как судьбой ей было предначертано подняться из куртизанки к трону и рядом воссесть с супругом Романом II (р. 959-63).

Увы первый супруг погиб в результате несчастного случая, и императрица выходит замуж за его преемника Никифору II Фока (р. 963-9), армянского генерала.

Спустя шесть лет в результате заговора императрицы и её любовника, к слову сказать тоже армянского генерала Иоанна Цимисса второй муж Феофано повержен.

Однако тщетно императрица ожидала предложения руки и сердца от новоиспечённого императора Иоанна I (р. 969-76).

Он распорядился сослать её на «Проти», где, по некоторым сведениям, Феофано оставалась до конца дней.

Но это не все, кто был изгнан и принял монашеский постриг.

Это всего лишь пару примеров, каково это было для Византийского императорского двора быть у власти.

Было больше императоров и императриц, принцев и принцесс, патриархов, которые вели скудную жизнь или познали телесные увечья, а таков наследник уже никоем образом не мог наследовать трон.

Острова и в правду заслужили своё прозвище. Они показывали, что будет с побеждённым, если он проиграет.

Никогда вошедший на престол не мог подумать, что и его самого однажды свергнут с трона, сорвут дорогие одежды и украшения и укажут на грубое монашеское одеяние, а за ним последует и его семья.

Если верить написанному в историческом романе об императрице Феофано, то и она при своём первом муже Романе распорядилась сослать в монастырь всех сестёр императора.

Улица

Даже сегодня спустя много сотен лет на этих клочках суши не хватает этого сумасшедшего ритма жизни, который присущий многомиллионному Стамбулу.

Это огромное чувство отрешённости.

Много ли изменилось с тех пор?

Не был ли Константинополь когда-то таким же волнующим, в котором кипела жизнь?

Был.

Однако самое страшное было даже не утрата роскошной жизни, не холодные стены монастырей, а чувство забвения, хотя твоё тело и душа ещё оставались живы.

Лошади

И хотя не сохранилось даже руин монастырей, кануло в лету время Византии, но только приехавший сюда понимает, что здесь замирает жизнь.

Это место для уединения, отдыха, но прожить всю жизнь вдали от насыщенного и яркого была бы настоящая пытка.

«Хотя с властью относительно легко расстаться – её почти невозможно вернуть обратно»

(Документальный фильм «Афины. Правда о демократии»)

Слова относятся ко всем временам начиная с самого седого времени и заканчивая нынешним.

Ничего не меняется.

Пройдёт время. Византия падёт под натиском более мощного противника и наступит долгая эпоха Османской империи.

Острова не будут уже местом массовых ссылок царских особ, так как в большей степени неугодных могла ожидать только одна участь – смерть.

Позже будут иметь место здесь и другие события, когда острова станут не только местом ссылок, но и прибежишь других знаменитостей, но никогда первоначальное их предназначение, и стольких судеб, завершивших свои жизни здесь не станут более трагичными чем во времена Византии.

Кофе на причале

Маленькая кофейня на причале.

Прекрасный вид на море, горячий чай на столе, размышления о жизни в ожидании катера в Стамбул.

День проведённый в дали от всего мира подходит к концу.

Нас встретит снова бурлящая жизнь полная красок в городе–легенде, в котором, куда бы ты не ступил, то наткнёшься на следы прошлого и чего-то грандиозного, людей, которые творили историю, боролись за власть, проигрывали, погибали и одерживали победу.

Это всего лишь маленький фрагмент из жизни Константинополя, и всего лишь один день недельных каникул, которые прошли в этом великолепном месте, незначительная крупица самого долгого существования империи.

Мы снова в море на пути в Стамбул.

Катер плывёт быстро. Создаётся впечатление что он возвращается быстрее, чем, когда следовал на пути к «Принцевым островам».

Вскоре клочки суши, оставленные в море, отдалятся от нас так, что превратятся в что-то крошечное далеко в дали, а после и вовсе исчезнут.

Чему же учит нас история изгнанных и забытых?

Какой урок нужно вынести из сломанных царских судеб?

«Власть поневоле аморальна, и один из важнейших навыков для её достижения – умение взглянуть на обстоятельства не с позиции добра или зла. Власть – есть игра – это можно повторять часто, а в играх вы судите не намерения противника, а результат его действий. Вы оцениваете его тактику и силу на основании того, что вы видите и чувствуете. Как часто чьи-то намерения становятся только инструментом обмана и коварства! …»

(Роберт Грин «48 законов власти»)

Но даже если не говорить о том, что все поверженные допускали ошибки по отношению к власти, то есть и другое неоспоримое объяснение их завершение такой жизни — судьба.

Судьба править столько, сколько было угодно свыше.

Турция. Анкара

Клидерман Отто

30.10.2017

437 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *